понедельник, 22 ноября 2010 г.

Ядерная война возможна

Ядерная война возможна

    Бывший министр обороны США Уильям Перри высказал свою озабоченность по поводу сохранения опасности случайной ядерной войны. Тревогу вызывает тот факт, что американские и российские ракеты по-прежнему остаются в режиме запуска. «Неотъемлемая опасность такого положения усугубляется тем фактом, что состояние российской системы предупреждения ухудшилось с момента окончания холодной войны»,- полагает Уильям Перри.



    Опасность случайной ядерной войны, разумеется, остается. Да и российская система предупреждения о ракетном нападении (СПРН) вряд ли улучшилась после распада СССР.

    Но необходимо сказать и о другом. Опасность случайной ядерной войны связана с унаследованным Россией и США от холодной войны режимом взаимного ядерного сдерживания. И пока - пусть даже небольшое количество - ядерного оружия будет оставаться в арсеналах этих и других ядерных держав, опасность случайной ядерной войны ликвидировать полностью, конечно, не удастся. Даже при наличии сверхнадёжных СПРН.

    Классический принцип взаимного ядерного сдерживания действовал исключительно в отношениях двух сверхдержав - СССР и США, находящихся в условиях конфронтации. Но сегодня Россия уже не сверхдержава и находится в партнерских отношениях с США. Ситуация взаимного ядерного сдерживания - пусть даже и минимального - и в самом деле находится в вопиющем противоречии и с провозглашенной идеей партнерства, и с идеей международной безопасности. Какие бы неимоверные усилия не предпринимались на самом высоком политическом уровне, взаимное ядерное сдерживание теоретически способно в любой момент воспроизвести всю совокупность конфронтационных межгосударственных отношений.

    В доктрине сдерживания заложена концепция злобного врага, идея взаимного запугивания и состязания в наращивании ядерных вооружений. Она как бы абсорбирует в себе весь груз накопленных за долгие годы взаимного недоверия, подозрительности, вражды ложных, зачастую окарикатуренных представлений друг о друге. Постепенное преодоление всех этих стереотипов предполагает и новый взгляд на доктрину ядерного сдерживания, ее кардинальную трансформацию.

    Взаимное ядерное сдерживание в лучшем случае обеспечивает равную опасность, которая является ни чем иным, как суррогатом подлинной безопасности. Даже если угроза преднамеренной ядерной войны будет сведена к нулю, вместе с ядерным оружием останется и опасность ее возникновения в результате случайности, просчета либо провокации. Здравый смысл поэтому говорит: надо вести речь не о сдерживании с помощью ядерного оружия, а о сдерживании самого ядерного оружия. Это означает отказ от его наращивания и совершенствования, постепенное, но неуклонное уничтожение его запасов, вплоть до полной ликвидации и запрещения производства.

    США в последние годы предпринимают шаги в прямо противоположном направлении. Во-первых, именно по вине США режим контроля над ядерными вооружениями, который в целом обеспечивал предсказуемость военно-политической ситуации, достаточное стратегическое предупреждение и, по существу, устранял опасность внезапного нападения, в настоящий момент по существу разрушен. Срок действия двух важнейших двусторонних российско-американских договоров в области ограничения и сокращения стратегических вооружений истёк в 2009 г. (Договор о стратегических наступательных вооружениях) и истекает в 2012 г. (Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов). Инспекции по Договору о ракетах средней и меньшей дальности прекращены в связи с окончанием в мае 2001 г. 13-летнего срока инспекционной деятельности (но запрет на производство ракет средней и меньшей дальности пока продолжает действовать, поскольку этот Договор носит бессрочный характер). Рассчитывать же на новые серьезные соглашения в этой области с США и НАТО не приходится. Несмотря на ратификацию Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний тремя ядерными державами - Россией, Великобританией и Францией - перспектива его вступления в силу остается безнадежной (из-за позиции Соединенных Штатов, Китая, Израиля, Ирана, Индии, Пакистана, КНДР и некоторых других стран, обладающих ядерными технологиями).

    Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов - это, скорее всего, последнее соглашение о сокращении вооружений, которое было заключено между Россией и США. Дальнейшие сокращения ядерных вооружений будут осуществляться в лучшем случае путем параллельных односторонних шагов, а возможно и вообще без взаимных согласований, т. е. по мере прежде всего технической и экономической целесообразности, которую каждая из сторон будет определять самостоятельно, без каких бы то ни было консультаций с другой.

    Во-вторых, именно США разрушают и другой важнейший режим международной безопасности - режим ядерного нераспространения. За последние несколько лет они нанесли три мощных удара по этому режиму. Первый - выход из Договора по ПРО 1972 года. Это повлияло на всю систему соглашений, которая с таким трудом была наработана в период холодной войны.

    Второй - новая американская ядерная доктрина, которая не просто снизила порог возможного применения ЯО, но и фактически перевела его из арсенала политических средств сдерживания в арсенал оружия поля боя. Третий - признание Индии де-факто ядерной державой и заключение с ней договора о широкомасштабном сотрудничестве в ядерной области. В результате отпали последние политические и моральные аргументы против распространения ЯО. Остались, по сути, только угрозы применения силы, но и они не сработали в случае с КНДР.

    Таким образом, через 10 лет Россия и весь мир вполне могут оказаться в обстановке превентивного развития очагов ядерных кризисов, лавинообразного распространению ядерных арсеналов в других странах, в том числе с авторитарными и неустойчивыми режимами, условия безопасного хранения ядерного оружия и требований по исключению несанкционированного доступа и применения этого оружия будут на самом низком уровне. Вместе с реальной возможностью ядерного терроризма всё это может создать такие угрозы не только региональной, но и глобальной безопасности, по сравнению с которыми все другие вызовы и угрозы - экологические, энергетические и прочие, скорее всего отступят далеко на задний план.

    С тех пор как человечество вступило в «первый ядерный век», оно живет в обстановке, когда механизм уничтожения полностью отлажен и спусковой крючок удерживается на волоске от того, когда он будет внезапно и стремительно - в том числе и в результате возможной случайности - приведен в действие. Разум отказывается верить, что столь многое зависит от столь малого, что весь окружающий человека природный мир, равно как и сама человеческая цивилизация, дополнившая чудеса эволюции своими собственными чудесами искусства, науки, социальной организации и духовного возвышения, в один миг могут быть ввергнуты в небытие.

    Однако самого осознания этой ситуации недостаточно для ее преодоления. Понимание неприемлемости ядерной угрозы должно быть формализовано в виде соответствующих договоров о ядерном разоружении. К этому, однако, не готовы США.


Автор: Сергей Кортунов

2 комментария :

  1. «Неотъемлемая опасность такого положения усугубляется тем фактом, что состояние российской системы предупреждения ухудшилось с момента окончания холодной войны»,- полагает Уильям Перри.
    ну да, конечно! под это дело надо ввести натовские войска, чтобы осуществлять международный контроль за системами предупреждения в РФ.

    ОтветитьУдалить
  2. «Неотъемлемая опасность такого положения усугубляется тем фактом, что состояние российской системы предупреждения ухудшилось с момента окончания холодной войны»

    Опа! Так Беркем не просто прав, он абсолютно и безоговорочно прав!

    ОтветитьУдалить