вторник, 10 августа 2010 г.

Резервы родины

Резервы родины

    Подземные богатства Росрезерва гораздо прозаичнее богатств сказочного Али-Бабы, зато куда более необходимые для выживания в суровую годину. И куда более масштабные. Представьте себе пещеру-"камеру" шириной 10 метров, высотой 11 и длиной немногим менее километра. Посредине - уходящий вдаль на сколько хватает глаз гигантский штабель из мешков с сахарным песком. В соседней камере - необозримые ряды ящиков с мясными и рыбными консервами. В третьей - крупа... Таких камер на комбинате "Эталон" - кодовое название подземного хранилища - несколько десятков. В каждой - отдельный вид провианта: комбинат специализируется на хранении продовольствия.


    Зимой и летом в пещерах плюс 8-10 градусов. Каменные стены подземелья сами поддерживают температурный режим. А вот с влажностью приходится бороться. Хранение сахара - дело тонкое, лишний процент влаги - и продукт безнадежно испорчен. Специальные установки денно и нощно осушают воздух, вентиляторы гоняют его по камерам, не давая застаиваться, мощные насосы всегда наготове на случай внезапного прорыва воды (над подземными складами около 40 водоносных слоев)... Срок хранения продуктов здесь по норме в полтора-два раза выше, чем на поверхности. Таким складским условиям позавидовал бы любой коммерсант. Но, наверное, еще более - охране объекта.

    Вход в "закрома родины", расположенный в чистом поле, укрыт от любопытных глаз высоким бетонным забором с колючей проволокой, охраняемым стрелками. Это первая линия обороны. Последняя - пост охраны под землей. Плюс сигнализация на каждом шагу. Словом, все по-военному. Собственно, и создавался "Эталон" с расчетом на возможную войну, причем на войну атомную. Огромное подземное убежище, снабженное автономным источником питания и неисчислимыми запасами продовольствия, могло бы укрыть от неприятностей "ядерной зимы" население небольшого города. Подобно подводной лодке, хранилище разбито на отсеки, которые отделены друг от друга герметичными дверями. Если в один из штреков проникнет вода или радиация, остальные сохранят жизнеспособность.

Резервы родины
    При всей своей грандиозности комбинат "Эталон" лишь небольшая часть гигантского "архипелага" Росрезерва, многочисленные "острова"-комбинаты которого, неприметные для посторонних, разбросаны по всей территории страны. Всего их около 150. Список хранимого поистине необъятен. Здесь все, что может понадобиться стране и ее гражданам в час "Ч", - мясо и детское питание, медикаменты и медицинское оборудование, растительное масло и зерно, одежда, мыло, палатки, сборные дома, надувные лодки, нефтепродукты, уголь, грузовики, бульдозеры, передвижные электростанции...

    Проще сказать, чего нет. Нет деликатесов, платьев от кутюр, легковых автомобилей и компьютеров. Последние, конечно, не роскошь, но хранить их бессмысленно из-за слишком быстрых темпов морального износа.

    Нет также оружия и военной техники, они проходят по другому ведомству - военному. Зато в наличии все необходимое для перевода экономики страны на военные рельсы, сырье и оборудование для производства вооружений - мобилизационный резерв. Он ждет своего часа в "пунктах ответственного хранения" на более чем четырех тысячах предприятий - исполнителей мобилизационного задания. В данном случае Росрезерв выполняет контролирующую функцию - проверяет, все ли с мобрезервом в порядке.

Резервы родины

    Подразделение национальной безопасности

    - Не является ли такая запасливость чрезмерной, пережитком, так сказать, холодной войны? - задаю вопрос генеральному директору Росрезерва Александру Григорьеву. 

    - Хотя "день рождения" Росрезерва мы отмечаем 17 октября (17 октября 1931 года был образован Комитет резервов при Совете труда и обороны. - "Итоги"), прообраз его - Провиантский приказ - создан Петром I еще в 1700 году. Поэтому говорить о том, что Росрезерв - порождение холодной войны, было бы неправильно. Да и не исчерпываются все беды военными конфликтами. Чрезвычайные ситуации - стихийные бедствия, техногенные катастрофы - это, к сожалению, повседневная реальность. Поэтому структуры, аналогичные нашей, есть практически во всех странах мира.

    - Но отличия, наверное, все-таки имеются?

    - Номенклатура запасов везде приблизительно одна и та же. Разница - в организации, в том, кто является оператором резервов. Скажем, в некоторых западных странах хранение государственных запасов закреплено и за частными фирмами.

    - Не дай бог, конечно, но если допустить, что у страны не останется никаких других источников снабжения, сколько может продержаться страна на запасах, хранимых Росрезервом? Месяцы, годы?

    - Этого я сказать не могу. Мы структурное подразделение системы национальной безопасности. По закону всей полнотой информации о государственных запасах могут обладать лишь три человека - президент, премьер-министр и гендиректор Росрезерва.

    - Изменилась ли как-то структура государственных резервов по сравнению с советским периодом?

    - Что-то появилось новое, что-то исчезло...

    - Можно привести примеры?

    - Например, махорка. Раньше она была в госрезерве, сейчас нет: кто теперь курит махорку? Или яловая кожа для пошива армейских сапог - она сейчас тоже не используется.

    - В отличие от советских времен сейчас предложение товаров превышает спрос. По каким критериям отбираете коммерческих партнеров?

    - У нас всего два условия: незапятнанная репутация и экономическая состоятельность. Наша служба экономической безопасности очень тщательно проверяет каждую фирму, с которой мы работаем: надежна ли она. Выстраивать систему безопасности нам помогают ФСБ, МВД и другие правоохранительные структуры. Кроме того, компании проходят недавно введенную процедуру аккредитации, позволяющую в какой-то степени минимизировать субъективные факторы.

    - По логике вещей система госрезервов является сегодня, кроме всего прочего, мощным инструментом государственного влияния на рынок...

    - Безусловно. В кризисных ситуациях мы можем сбивать непомерно "вздутые" цены, с тем чтобы государство не находилось в зависимости от тех или иных корпораций.

    - И такая практика уже имеет место?

    - До сих пор, к сожалению, эта функция была мало востребована. Но и государство у нас до недавнего времени находилось в довольно-таки хаотичном состоянии. Только теперь все начинает приходить в норму, а в нормальном обществе с нормальной экономикой государственный резерв в руках руководителя государства является весьма эффективным рычагом - экономическим и политическим. Помните, как много было разговоров о повышении цен на нефть перед операцией Соединенных Штатов в Афганистане? Но достаточно было Джорджу Бушу заявить, что он дал команду расконсервировать резервные скважины, цены сразу стабилизировались.

    - А у России есть резервные скважины?

    - Сегодня нет. Но в настоящее время мы работаем над проектом Концепции развития системы госрезервов, который будет представлен в ноябре на обсуждение правительства. В проекте мы ставим вопрос о необходимости создания государственного резерва полезных ископаемых, в том числе запасов сырой нефти. Правда, не все с этим согласны: мол, зачем это нужно добывающей стране?

    - Наверное, сырьевики опасаются усиления регулирующей роли государства?

    - Видимо. Но мы же, например, храним зерно. Разве нефть и газ менее важны для государства? Мы ставим и другие стратегические вопросы. Скажем, завтра одной из основных проблем в мире станет нехватка питьевой воды, что, кстати, обсуждалось на недавнем саммите Земли в ЮАР. В не очень отдаленном будущем питьевая вода будет цениться наравне с нефтью и газом. А у нас в одном Байкале, естественном хранилище, сосредоточена львиная доля ее мировых запасов. Нужно уже сейчас думать, как ими распорядиться.

    Или возьмем отработанное ядерное топливо. Насколько оно отработано? На несколько процентов. Больше сегодняшние технологии не позволяют. Но через какое-то время такие технологии появятся. Значит, ОЯТ - это не что иное, как стратегический запас ядерного топлива, в Соединенных Штатах, кстати, это давно поняли и хранят ОЯТ. Естественно, все технологии хранения ОЯТ у Минатома, но мы можем предоставить свои территории, свою инфраструктуру. Страна не так богата, чтобы создавать еще одну систему хранения.

Резервы родины

Отечественное - значит отличное

    В анналах истории российских государственных резервов зафиксирован такой факт: консервированные "Щи с мясом и кашей", потерянные полярной экспедицией, пролежали 75 лет в вечной мерзлоте и оказались "съедобными и даже вкусными". Однако легенда о том, что "закрома родины" забиты сегодня продуктами столь же древними, является всего лишь легендой.

    Состояние каждой партии товара отслеживается на протяжении всего срока хранения. Скажем, для мясных консервов - это максимум шесть лет, для замороженного мяса - два года. Есть свой срок и для автомобилей и даже для металлов. При приближении к "дедлайну" происходит процедура "освежения" -товар заменяется новым и используется наконец по назначению. Причем, как утверждают в Росрезерве, изделия, прошедшие через государственные хранилища, пользуются повышенным спросом из-за их безупречного качества: "Попробуйте сами - росрезервовская тушенка самая вкусная!"

    Как к злостному вымыслу относятся здесь и к слухам о том, что Росрезерв давно не тот, что прежде, - поразворовали, мол, "закрома" за бурные годы реформ. "Чушь, - категоричен Александр Григорьев. - Кстати, приезжавшие к нам недавно украинские коллеги были очень удивлены: "Как вы все смогли сохранить?" Дисциплина, технологии, объемы резервов - это никуда не делось. Система живет и совершенствуется". Последнюю "проверку боем" агентство прошло во время недавнего наводнения на юге страны: Росрезерв изрядно истощил свои хранилища, круглые сутки отгружая припасы в пострадавшие районы. Нареканий в адрес агентства не было.

Резервы родины
    На рекламу в Росрезерве не ориентируются - закупается только то, что имеет сертификат ГОСТ. Кроме того, в состав агентства входит уникальный научный институт - НИИ проблем хранения, где проводится проверка продукции на предмет соответствия обозначенным на ней ГОСТам.

    Абсолютное большинство запасов имеет российское происхождение. Исключение делается для товаров, которых мало или совсем не производится в России, например, кофе, хлопок. Разумеется, есть в таком выборе и политический подтекст - поддержка отечественного производителя плюс стремление как можно меньше зависеть от зарубежных поставщиков. Но не последнюю роль играет и экономика. Как уверяют в Росрезерве, по соотношению цена - качество наши товары зачастую опережают импортные. Стоит прислушаться: проверено временем...



Корреспонденты: Андрей Камакин, Александр Иванишин

2 комментария :

  1. Удивительно, што еще сохранилось. Большинство вот так выглядят: http://swalker.ru/podzemnie/44-podzemnoe-xranilishhe-produktov.html

    ОтветитьУдалить
  2. Нет не большинство, а лишь малая часть. Хоть страна и обеднела после развала СССР, но всё же запасы продовольствия и необходимых вещей имеются приличные. Так что если не дай бог что случиться очень страшное и выживет не более 10-25% населения(в основном хорошие люди а не подавляющее большинство деградирующего алко-табако-нарко мусора не способного выжить в случае нарушения системы их существования овощем. И это даже очень хорошо, за небольшой промежуток времени бОльшую часть населения поменялась так, что нужна чистка при помощи БП.

    ОтветитьУдалить